Некоторые страницы могут замирать в незаконченном виде на неопределенное время — объем работы огромен, а руки одни.
 
 
 
 
 
Чтобы положить в голову что-то нужное, нужно сначала освободить место, выбросив из нее все ненужное.

Целесообразно разделить все ошибки на те, которые человек совершает, будучи еще более-менее здоровым, и на те, которые совершаются в состоянии болезни.

Главные ошибки относительно здоровых людей

Считается, что много ошибок люди совершают по молодости — например, курят, неумеренно пьют, не следят за едой, не жалеют себя, вступают в сомнительные связи, рискуют и т.д. Однако, например, курение не является ошибкой в буквальном понимании, поскольку курение — это как чувство голода или зуд, удовлетворение которых происходит на подсознательном уровне, без осмысления. Зачесалась нога — почесался, зачесалось в мозгах — закурил. Курение, безусловно, является совершенно отвратительной привычкой, но, тем не менее, эта дрянь напрямую действует на мозг. Об ошибках же можно говорить там, где нет автоматизма, а есть хотя бы минимальные раздумья — сделать или нет. Например, никто не вскакивает среди ночи и не начинает крутить педали на тренажере или тягать гантели в полусознательном состоянии — к занятиям физкультурой и спортом приходят сравнительно осмысленно.

В реальности же гораздо больше ошибок люди совершают по старости, т.е. после 40, когда сырым сквознячком из могилы начинает тянуть все сильнее. Рассмотрим наиболее часто встречающиеся глупости, т.е. меры по приведению себя «в форму» или оттягиванию встречи с костлявой. Впрочем, обо всем по порядку.

Одной из таких ошибок является систематическое занятие спортом, который только отнимает здоровье и сокращает жизнь. Не веришь? Тебе же хуже.

[Признаться, я каждый раз с удовольствием наблюдаю за тем, как перекашивает лицо у того, кто слышит, что спорт это, оказывается, неполезно. Или, скажем, что есть мед вредно. Или что делать прививки не нужно. Обычно это взвинчивает человека настолько, что он буквально готов пырнуть тебя ножом.]

Призрак гиподинамии, т.е. ощущение недостаточности движения и физических нагрузок, буквально за шиворот тащат человека в фитнес-центры, на велосипед, на беговую дорожку, к гантелям и штангам, на турники и брусья, с рюкзаком в лес или горы и т.п. Дело доходит до того, что на улицах города по утрам можно легко обнаружить, например, дедушку с перекошенным лицом и вываливающимся языком, который на негнущихся ногах пытается пробежать от одного фонарного столба до другого. Или бабку в кедах с лыжными палками. И так каждый день — пенсионеры искренне верят в то, что бегут от старости и дряхлости. Видимо берут пример с хирурга Амосова, который известен тем, что бегал от инфаркта, причем в буквальном смысле. А когда прибежал к инфаркту, то не успел своим фанатам даже записки оставить. Впрочем, как говорит наш профессор Савельев, у старых людей извилина одна, но очень прямая и широкая — если что в голову втемяшилось, из колеи не вытянешь даже трактором.

Еще одна ошибка, причем значительно более серьезная — чуть что, сразу бежать в поликлинику, ходить там по врачам, сдавать анализы, проходить обследования и, естественно, глотать после этого лекарства. К сожалению, подавляющее большинство людей не знает, что в любом медучреждении (как, впрочем, и в любой другой сфере деятельности) есть план обслуживания — тебе это в приватной доверительной беседе подтвердит любой врач, работающий с рядовым населением.

Здесь очень важно подчеркнуть, что речь не идет о том, что «все врачи — козлы и уроды». Ничего подобного! Обычные врачи зачастую являются неплохими людьми, которые, в общем-то, действительно хотят помочь и не мечтают впарить тебе побольше всего. Но они все являются заложниками административно-командной Системы, что выливается в три очень большие проблемы:

  1. Они выполняют свою работу, т.е. лечат так, как их научили — по-другому они не умеют. А научили их неправильно и, более того, даже если врач вдруг знает что-то помимо того, что ему вдолбили в институте, применять это запрещено. Кроме того, врач — это точно такой же человек, зачастую вчерашний студент, который мог учиться хорошо, а мог и плохо. И уж конечно он не был гением. Он даже думающим студентом не был — оттрубил свое, получил корочку, дающую право лечить, и вперед — в окопы. Поэтому все врачи работают по шаблону — ставят диагнозы по шаблону и лекарства выписывают по шаблону. И от этого нескончаемого потока, от этой конвейерной деятельности врач очень быстро устает. Да любой человек устал бы! И больные становятся ему реально до фонаря, особенно всякие бабушки и дедушки, которые ходят по поликлиникам и вызывают врачей на дом только потому, что им адски скучно.
  2. План обслуживания не оставляет врачу других опций, кроме как быстро выписать больному 3-5 лекарств сразу ото всего. Скажем, для того, чтобы областной терапевт мог получать зарплату, ему необходимо обслуживать 100 человек в день. А это значит, что на одного больного приходится в среднем 5 минут. Ну, и что можно успеть сделать за это время? Выслушать жалобы и быстро отправить либо к другому врачу, либо в аптеку.
  3. Нет денег - не болейВо многих медучреждениях, особенно «центровых», есть не то что план обслуживания, а конкретный план продаж того-сего, который коллектив должен совместными усилиями выполнять. В таких местах врачи обязаны назначать пациентам как можно больше всевозможных анализов, обследований и процедур, а невыполнение плана карается, т.е. если врач не разводит пациентов по полной, а отпускает их с каким-то минимальным набором, то приходит завотделением (или как там у них старшие называются) и конкретно имеет его после работы с шариком в рту.

Именно поэтому среднестатистический больной всегда выходит из поликлиники будучи волоком протащенным по нескольким кабинетам и с целым списком ядов в руках, которые он обязуется заглотить. А потом еще и вернуться с целью повторного осмотра. Вообще, когда речь заходит о здравоохранении, мало кто в состоянии сообразить, кого и от чего нужно охранять в реальности.

[Ситуация в точности такая же, как с пресловутой безопасностью движения. Безопасность водителей, пассажиров и вообще кого бы то ни было — последнее, что интересует ее блюстителей. Главное — касса, т.е. выполнение плана по сбору штрафов. Именно поэтому правила все ужесточаются и ужесточаются — чтобы метра нельзя было проехать так, чтобы чего-нибудь не нарушить. А «безопасность движения» — просто красивая вывеска на автоморге.

Например, никогда не думал(а) о том, какой смысл в штрафе за езду без ремня так называемой безопасности? Пристегнут(а) ты или не пристегнут(а) — на безопасность движения других (подчеркиваю: других!) это вообще никак не влияет. В отличие от, скажем, зимней езды на летней резине. В случае аварии твоя личная непристегнутость может навредить только и исключительно тебе лично, но больше никому. Поэтому это должно быть твоим личным делом — пристегиваться или не пристегиваться. Однако ж за езду непристегнутым штрафуют. За что? Да ни за что — просто это, как и многое другое, узаконенный грабеж, т.е. один из 1000 способов отобрать у тебя деньги на «законных» основаниях. С тем же успехом тебя можно штрафовать за то, что ты жуешь за рулем печенье. Не понимаешь, какое отношение это имеет к здоровью и долголетию? Подумай на досуге.

Можно возразить: мол, надо просто выучить правила и не нарушать их — и никто не будет запускать лапу в твой карман. Да, это было бы так, если бы люди были роботами. Но человек не застрахован от ошибок — он может забыть, задуматься, отвлечься, да просто не заметить чего-то. Поэтому жесткие и многочисленные правила-ограничения выступают в роли расставленных повсюду силков, которые резко повышают вероятность отъема денег у населения. А поскольку население исчисляется в цифрах с шестью нулями на конце, то можешь прикинуть, в какие суммы это выливается, кем и на что они потом тратятся.]

Меня часто спрашивают, почему врачи соглашаются на такие условия работы? Ответ очень простой: потому что они очень хотят кушать и ничего другого делать не умеют. А потом каждый человек всегда рассматривает исключительно свои личные переспективы. Врачи низшего эшелона, как, впрочем, и любые бюджетники, не связанные с криминалом и едящие с руки государства, не имеют никаких возможностей к накоплению ресурсов — они еле-еле сводят концы с концами, им нужно планировать расходы буквально каждый месяц. Они знают, что если сегодня они не сделают то, что от них требуется, то завтра их уволят и они останутся без средств к существованию, не смогут кормить свои семьи.

[Возможность что-то подкапливать, жить не от зарплаты к зарплате и быть относительно строптивыми имеют только люди так называемого среднего класса, которые являются самозанятыми, т.е. это люди, которые работают вне бюджетных организаций и государству вообще ничем не обязаны (ни зарплатой, ни льготами, ни дотациями, ни субсидиями и т.п.). Поэтому средний класс, будучи плохо управляемым элементом, нашему государству совершенно не нужен.]

Врачи высшего эшелона, наоборот, катаются как сыр в масле. Медицинский «генералитет» — это, по сути, те же самые чиновники, которые мнят себя царями — перед ними все заискивают, ползают на корачках, несут им подаяния и вообще смотрят как на богов. Кто ж от такого откажется? А вообще, с официальной медициной как с наркотиками — вот стоит только начать, коготок увяз — всей птичке пропасть. Ты начинаешь верить абсолютно во все, что тебе назначают, годами наблюдаться у своего врача, короче говоря, ходить в поликлинику как в церковь.

Но проблема, конечно, не только в медицинской Системе. Проблема также и в том, что у человека «больше» почти всегда ассоциируется с «лучше». Больше всего разного назначают — отлично, значит, заботятся, беспокоятся, боятся что-то пропустить, хотят сделать как лучше, выложиться по максимуму! Так это ж для меня хорошо! А врач, который смотрит и назначает мало — халтурщик, ему на людей плевать, лишь бы отделаться поскорее! К такому мне не надо! Вот и вся нехитрая логика.

Возвращаясь к ошибкам, стоит отметить чрезвычайную падкость людей на мантры вроде «научно доказано», «доказательства ученых», «научные данные», «ведущий ученый», «ссылки на исследования», «установлено» и т.п. На самом деле нихрена ничего никем не доказано. Ученые — такие же люди, как все — они хотят есть, размножаться и ездить на БМВ. Поэтому им нужно как-то получать зарплату (и гранты). Вот они и получают ее за всякие исследования, которые всячески противоречат друг другу. Вообще, доказать и опровергнуть можно все, что угодно — это лишь вопрос мотивации, т.е. оплаты, личного интереса, амбиций, вредности, желания насолить другому и т.п. За подобные вещи, кстати, хорошо платят, особенно когда дело касается продвижения на рынок какого-нибудь очередного «лекарства» или вытеснения с рынка конкурента. Поэтому когда я вижу, как кто-то рьяно сыплет всеми этими фразами, рассчитывая таким образом снискать расположение и симпатии читателя, то мне хочется вставить два пальца в рот. Запомни: мы живем в сугубо вероятностном мире — что работает у одного, у другого может не сработать вообще или вызвать диаметрально противоположный эффект. Точно никто ничего не знает и уверенным в чем-то на 100% быть нельзя.

Кстати, не поленись, сходи почитай показательную историю бега на месте длиною практически в жизнь, которая хорошо объясняет, почему вся эта научная полемика гроша ломанного не стóит — господин Макаров С. Г. потратил не один десяток лет на попытки вступить в контакт со «СПИД-диссидентами». По ссылке ты можешь ознакомиться с историей многолетних попыток рядового человека вступить в контакт с научным истеблишментом. Причем не абы с кем, а с людьми, которые, вроде как, должны были бы быть единомышленниками Сергея Григорьевича. Я понятия не имею, зачем Макаров занимался всем этим так долго, поскольку достаточно одного взгляда на титулы персон, к которым он пытался обращаться, чтобы понять полную бесперспективность мероприятия — все сплошь профессора межгалактического значения, председатели того-этого, пятого-десяого, по четным — члены, а по нечетным — соучредители фондов космической значимости. Люди с таким набором регалий не занимаются наукой и не заинтересованы в истине — им едва хватает времени на членство и президентство, не говоря уже про озабоченность «в какие рестораны и курорты лучше вложить свои миллионы». В любом случае, прочитать материалы Макарова на тему СПИДа однозначно стóит, и спасибо ему за бесценный опыт. Но мы пойдем другим путем. В августе 2012 вышла монография Сергея Макарова Головоломка по имени СПИД, изданная на русском языке академическим научным издательством «Ламберт» (Германия) по их инициативе и за их средства.

Еще одной ошибкой можно назвать употребление Виагры (или каких-то аналогов) с целью расширения сексуальных горизонтов. Т.е. у человека, может, и проблем-то особых нет, но... очень уж хочется повысить остроту ощущений и показать себя перед самкой половым гигантом. Не стоит этого делать — чревато саркомой Капоши, гангреной ног и полной импотенцией, хотя последнее на фоне первых — в общем-то, мелочь.

Люди с достатком начинают осаждать центры косметологии, кабинеты массажистов и солярии, превращаясь в результате в эдаких жарено-копченых лоснящихся чучел, хотя сами себе они кажутся терминаторами, которые «еще о-го-го», молодых за пояс заткнут. Огромное число людей начинает что-то там параноидально мониторить (ежесуточно проверять, а то и вести таблицы) — кто сахарок, кто давление с пульсом... Я знаю состоятельных и не так чтобы очень уж больных людей, кто тем не менее с ног до головы увешан какими-то датчиками, регулярно отправляющими простыни с данными на айпад, — чтобы не пропустить «момент истины». О как помирать-то не хочется!

И, естественно, почти все что-то подъедают в дополнение к так называемому «здоровому питанию» — хорошо, если это сравнительно безвредные и столь же бесполезные БАДы (витаминные комплексы там всякие, «антиоксиданты», пробиотики и т.п.). Когда я путешествую по миру, часто вижу за завтраком такую картину: за столик садится человек, который начинает трапезу с того, что засыпает себе в рот какие-то снадобья из принесенных с собой банок. Я несколько раз специально подходил чтобы посмотреть, что же это такое — как правило какие-то витаминные комплексы, вариации на тему витамина С или пр(е)обиотики, в которых нет ни одного живого микроорганизма. Хотя масса людей, подходящих к здоровью серьезно, не разменивается на мелочи и глотает вещи посерьезнее — из аптечного арсенала боевых отравляющих веществ. Ведь БАДы они потому и не являются лекарственными препаратами (о чем четко прописано в сопроводиловках), что не обладают отравляющим действием. Прими тройную дозу БАДа — не отравишься. Хоть пятерную. И совсем другой коленкор — тройная доза какого-нибудь аптечного ядохимиката! Есть также очень странная группа людей, ежедневно глотающих те или иные кишечные сорбенты — думают, что «шлаки» выводят.

Далее, люди, старающиеся жить как им кажется здоровой жизнью, твердо убеждены в том, что спать нужно мало и вставать с петухами. И разумеется рвать с места в карьер. Совершенно фантастическое количество людей вставляет себе в голову чужеродные предметы (речь идет главным образом о челюстно-лицевой хирургии, т.е. об имплантатах), после чего у многих «вдруг» начинаются проблемы со здоровьем, которые никогда и никоим образом не связываются с этой «замечательной» процедурой. Одни начинают набирать вес и отекать, у других разваливаются суставы, третьи покрываются странными пятнами наподобие витилиго, у четвертых нарушается чувствительность в конечностях, появляются какие-то странные боли... Естественно, что в результате этого человек начинает нескончаемое скитание по врачам и накачку себя ядохимикатами.

Эх, столько всего кажущегося таким здоровым, полезным, нужным, само собой разумеющимся, естественным, правда? Увы, правда в том, что абсолютно ничего из перечисленного продолжительность жизни не то что не увеличивает, а исключительно сокращает. Все в разной степени, но сокращает. И чем больше человек городит, тем выше синергия, т.е. кумулятивный эффект. Вообще, если внимательно посмотреть на все то, что человек делает с собой после 40, то кратко это можно резюмировать так: еще больше нагружает, засоряет (выгружает нужное и загружает мусор) и отравляет порядком изношенный организм с существенно исчерпанным ресурсом жизнедеятельности. Словно хочет добить уж наконец. Не кажется это странным? Со старыми вещами и то лучше обращаются, берегут их как-то, если очень уж нравятся...

Главные ошибки больных людей

Почти каждый человек, который вдруг задумывается о том, что жизнь скоро закончится, почему-то решает начать с изменения питания. Обычно этот бзик принимает причудливую форму отказа от мяса, которое вдруг начинает казаться ужасно вредным и виновником чуть ли не всех бед. Вместо этого упор делается на фрукты-овощи, кашки-орешки и кисломолочные продукты. Соответственно этому огромной популярностью пользуются всевозможные секты диетологической направленности — главное скажи, что ты хочешь питаться не как все, а уж секту тебе подберут. Если человек неравнодушен к спиртному, то происходит отказ от крепких напитков и переключение на вина — бокал-два вина в день, это ж вроде как только на пользу, да? В целом, приболевший человек совершает существенно больше ошибок, чем сравнительно здоровый, что представляется логичным. Среди них наиболее распространены такие.

  1. Слепая вера в то, что врачи все знают и уж хуже-то точно не сделают. Когда я изредка разговариваю с кем-то на эту тему, то почти каждый раз все довольно быстро приходит к тому, что собеседник устает думать и произносит сакраментальную фразу: «Ну, я же не специалист. В этом должны разбираться специалисты!». Да не знают эти «специалисты» ни-хе-ра! С чего ты вообще взял, что кто-то что-то знает? На каком основании ты вообще веришь этим людям и доверяешь им свое самое сокровенное — жизнь?! А верят потому, что это — так называемые «инстанции», а типичный человечишка всегда внимает тому, что говорят инстанции, разинув рот и развесив уши. Инстанции сказали, что ВИЧ — смертельная «инфекция», значит, правда. Никаких сомнений. Ноль. Только первобытный страх и готовность отдать все лишь бы продлить дни. Инстанции говорят, что Вселенная возникла из ничего, что с любой точки зрения является просто запредельной ненаучно-фантастической чушью, — так у людей и с этим никаких проблем не возникает, целые институты по всему миру десятилетиями занимаются этой херней!

    [Речь идет о так называемой теории Большого взрыва, согласно которой когда-то давно взорвалось некое пустое место и вот — теперь ты видишь все, что тебя окружает, включая самые далекие звезды и галактики, которые, якобы, до сих продолжают разлетаться в разные стороны со все увеличивающимися скоростями. Естественно, под это дело подвели офигенную «научную» базу, разработали специальный математический аппарат и, типа, все доказали. Trust me, я профильный ВУЗ по этой ахинее окончил. Занавес. Нет, ты конечно верь этим «специалистам» — ты-то ведь неспециалист, а заниматься этим должны специалисты. Вот они и занимаются. А ты верь (см. также п. 7).]

    Завтра скажут, что Земля все-таки плоская — все поверят. Главное чтобы это сказали инстанции, а не кто-то там. Как сказал один весьма умный человек, бизнесмен: «Дайте мне три первых канала телевизора и пару каналов радио и месяца через 3-4 я легализую каннибализм». Почему это работает? Давным-давно изобретен пропагандистский прием под названием «Большая ложь», который незабвенный фюрер определил как «ложь настолько колоссальная, что никто не поверит в то, что кто-то имел смелость обезобразить реальность так бесстыже». Обывателю этот прием больше знаком в виде пословицы «Чем чудовищней солжешь, тем скорей тебе поверят». Ведь рядовой человечек с его мелким примитивным мышлением прекрасно знает, что в малом он и сам способен солгать и, более того, делает это достаточно часто. А вот лгать по-крупному не столько постесняется, сколько... да Большая ложь просто не придет ему в голову! Вот, собственно, почему массы даже представить себе не могут, чтобы кто-то был способен на слишком уж чудовищную ложь, на тотальное извращение фактов. Тем более инстанции! И даже когда человечку подробно разъясняешь, что речь идет о лжи чудовищных размеров, он все равно продолжает сомневаться, смотреть на тебя как свинья на ветчину и упорно считать, что во всей этой ахинее просто не может не быть хотя бы доли истины. Вот, почему инстанции всегда прибегают именно к этому методу — они прекрасно знают это свойство масс.

    Короче говоря, в огромном числе случаев врач ставит больному неправильный, ложный диагноз. Не в том смысле, что больной на самом деле ничем не болен, а его, типа, делают больным (хотя так тоже бывает). А в том смысле, что больного делают более больным, чем он есть на самом деле и, соответственно, начинают лечить более интенсивно и плотно, а то и вообще непонятно от чего. А вот после такого «лечения» уже точно найдется от чего лечить дальше — к тебе же применяют химическое и бактериологическое оружие (послушай также здесь с отметки 8:17 по 9:20). Да о чем вообще можно говорить с людьми, которые на полном серьезе думают, что клетка — эта основа всех основ, фундамент всех био-мед-разработок — представляет собой заполненный обычной жидкой водой презерватив с дырками, в которые вставлены многие десятки насосов, непрерывно перекачивающих что-то как внутрь, так и наружу?! Да как это вообще может быть, если энергии, производимой клеткой, не хватает для запуска даже одного-единственного насоса!? А эти олухи твердят, что таких насосов — десятки! Нет, понятно, что их так научили и ничего другого они не знают и знать не хотят, но хоть какой-то здравый смысл должен же присутствовать. Но его нет.




  2. Надежда на «волшебную таблетку», которая позволила бы поправить здоровье, не меняя в жизни ничего, — эту надежду из людей не выжечь каленым железом. Уверенность в том, что такая таблетка где-то есть, тщательно культивируется системой здравозахоронения в виде многих тысяч наименований лекарств, продающихся в аптеках. У человека создается несокрушимая иллюзия, что главное — найти правильного врача, который пропишет правильное лекарство.
  3. Практически полное неприятие любых ограничений. Когда больному говоришь, что для того, чтобы поправиться, нужно отказаться от того и ограничить себя в этом, у него перегорают пробки. Человек твердо убежден, что вся проблема в том, что он что-то недополучает или недоделывает — нужно просто найти, что еще добавить в жизнь, чтобы она снова наладилась. А ограничивать себя, сокращать что-то — да ни за что! Зачем тогда вообще жить?!
  4. Сбор мнений. Выражается в том, что больной по собственной инициативе, по настоянию родственников или вместе с родственниками продолжает упорно искать «хорошего специалиста по своему заболеванию» — посещает все новых и новых врачей, сдает новые и пересдает старые анализы, спрашивает совета у знакомых, на всевозможных форумах и т.п. То, что все врачи воспитаны одной и той же Системой — учились по одним и тем же учебникам, читали одни и те же методички, находятся в условиях жесточайшей круговой поруки, а потому отличаются друг от друга только предпочтениями тех или иных антибиотиков, — в расчет, естественно, не принимается. В глубине души больной до самой смерти живет уверенностью в том, что просто нужно найти хорошего врача. Человеку кажется, что если он послушает как можно больше всяких разных мнений и точек зрения, то ситуация станет ему яснее. Ничего подобного, все с точностью до наоборот:

    Чем больше мнений, тем труднее принять не то что правильное, а вообще какое бы то ни было решение.

    В результате человек склоняется к тому, что лучше ложится ему на душу — на его привычки, верования, убеждения и, конечно же, вносит как можно меньше ограничений в жизнь.
  5. Попытки обсуждать с врачами альтернативные методы лечения. Иными словами, приходит больной к врачу и говорит: «Я вот хочу попробовать ... /вписать нужное/ — что вы об этом думаете?» Подобные разговоры всегда, без исключения, заканчиваются страшным раздражением врача, практически эпилептическим припадком, и советом выбросить опасную дурь из головы. Это если человек еще только собирается пойти другим путем. Если же человек уже пошел, и ему, не дай божок, стало лучше, то реакция любого врача на это всегда однотипна — если стало лучше от нетрадиционного лечения, значит, был изначально неверный диагноз или, еще вероятнее, вообще ничего не было, ну, так... что-то типа невроза или ипохондрия. Большинство врачей категорически, с пеной у рта отрицают все, что выходит за рамки их персонального опыта и костьми ложатся поперек любых нововведений, если они хоть как-то конкурируют с тем лечением, которое они привыкли назначать. На тему «Это все никуда не годится, этого не может быть, выбрось эту дурь из головы» любой врач зомбирует больного за 5 минут. А больной после этого, естественно, утрачивает интерес ко всякой альтернативе, что бы это ни было.
  6. Стремление постоянно обследоваться, делать какие-то анализы, тревожиться по поводу выхода каких-то показателей за пределы так называемых норм. Хотя все знают, что я это не приветствую, мне все равно часто присылают целые простыни с анализами — ой, а вот посмотрите у меня здесь циферка какая-то нехорошая... В реальности, отклонения в анализах вообще не являются показанием к лечению. 90% всех медицинских анализов — просто мусор, туалетная бумага. Показанием к лечению являются не какие-то там цифры, а исключительно плохое самочувствие и явно ненормальное функционирование организма. Так что обследоваться лучше всего не ходить вообще. Меньше знаешь — крепче спишь. Нет, ну ты прикинь — вдруг у тебя «найдут» ВИЧ или диабет или что-нибудь еще эдакое... И что ты будешь делать? Это ж все, конец жизни — ты больше никогда не сможешь спать спокойно! Даже если выяснится, что диагноз был ошибочен, тебе это все равно не сильно поможет — ты все равно будешь бояться.
  7. Упование на науку и ученых. В том смысле, что типичный человек свято верит в то, что представители официальных научных кругов днем и ночью работают над проблемами и буквально со дня на день найдут решение (чего-то там). Так, например, один товарищ с гепатитом еще 3 года назад убеждал меня, что соответствующее лекарство уже есть, правда экспериментальный образец, но есть. Потому что он читал то, это, пятое, десятое, консультировался со «специалистами», в общем, ожидания самые радужные. Правда курс «лечения» стоит как автомобиль и после него щитовидка отказывает, но это уже мелочи. Вообще, мировая наука, к которой принято относиться с большим пиететом, — по большей части состоит из мыльных пузырей, т.е. бессмысленных, бесперпективных, но хорошо финансируемых разработок, которые не имеют никакого отношения к реальности. В науке дела обстоят точно также, как в обычной жизни — кто наглее, сильнее и первым занял площадку, тот и будет царствовать, оттесняя с нее других, до тех пор, пока либо сам не сдохнет, либо не грохнут. Это, кстати, к вопросу о том, а почему никто не знает Ревича, Линга, Самохоцкого и пр.
  8. Рассуждения о полезности. Больному человеку очень любят давать советы по типу «Тебе будет очень полезно вот это», где в роли «этого» могут выступать самые различные продукты питания, витамины, БАДы, лекарства или что-то в этом роде. Т.е. речь опять идет о том, что больному всячески рекомендуют запихнуть в себя еще что-то, чего раньше не было. К сожалению, практически все болезненные состояния развиваются таким образом, что все полезное, прежде всего, идет на пользу болезни. Поэтому, наверное, неудивительно, что больные животные прекращают есть вообще? Но только не человек (см. также п.2).
  9. Впадение в веру. Мне нередко приходилось быть свидетелем ситуаций, когда вроде бы совершенно нормальные, не отличавшиеся (до болезни) какой-то психической нестабильностью люди впадали в религиозно-сюрреалистический угар. Одни, заболев, начинали убеждать всех и, прежде всего, себя, что это — результат некоего сглаза или наказание за что-то там. Другие начинали метаться по церквям и выполнять все эти нелепые религиозные обряды (ставить свечки, выстаивать службы, лобзать иконы и пр.). Я, конечно, понимаю, что человеку страшно, но... сложно придумать что-то более глупое.

 


Теперь немного о мозге вообще и психике в частности. Благодаря развитию технологий, современный человек имеет возможность почти все мозговые функции вынести из мозга в айпад (или некую его разновидность). И естественно с превеликим удовольствием этой возможностью пользуется, оставляя в голове лишь самые низменные инстинкты, но ощущая себя при этом далеко продвинутым существом, которое всегда на острие, всегда в курсе всего, всегда на связи, что в его представлении делает жизнь нереально яркой, насыщенной и удобной. Странно в наши дни рекомендовать кому-то почитать книгу, да еще не на русском, но мало ли кто способен на чудо — Ошарашенный мозг или древний орган в мире высоких технологий.

Огромное влияние на продолжительность жизни имеет игра в социальные игры и устои. В основном все сводится к расстановке на временной оси неких отметок — играющий должен либо успеть сделать что-то до наступления какого-то возраста, либо не должен/не может делать что-то после определенного возраста. Примеры: «Мне уже 26, а я еще не замужем — это катастрофа». «Мне уже 35, а детей все нет. У других тройня была еще в 30». «Вам уже 50 — на эту работу вы не проходите по возрасту». «Вам 65 — вам уже давно пора играть в домино». «Тебе уж 70 — пора бы и о душе подумать». «Какой такой мотоцикл ты собираешься купить в 55 лет? Ты уже не мальчик! Ты — отец и дед». Подобных примеров можно привести очень много. Смысл любых социальных игр один единственный — выжать человека как губку пока он что-то может и убедительно подвести его к мысли о том, что свою миссию на Земле он уже выполнил и пора освобождать место. Подавляющее большинство людей в эти игры охотно играет.

Множество форм рака вызывается переживаниями и эмоциями. В это трудно поверить, но многолетние специальные исследования не оставляют надежды на то, что этого не может быть — это происходит постоянно, с завидной повторяемостью результата. Невозможность достичь цели, которую так хотелось достичь, тяжело переживаемый проигрыш в схватке (любого рода), утрата объекта глубокой привязанности (развод, смерть, уход детей и пр.), смысла жизни (например, уход на пенсию) или источника сильного наслаждения — самые распространенные триггеры рака. А возглавляет всю эту «пирамиду» чувство страха, тягостное ожидания беды. По сути, уже одного только диагноза «рак» (или например ВИЧ), озвученного авторитетной инстанцией, достаточно для возникновения нового рака или резкого ускорения развития уже имеющегося.