Аноним Думай Как выжить Ревич Про рак Черпай Читай Мочись Круги ада Сомнения Почему? Герои Цель Дебилы И мне!
彼にあげた — японская народная песня «А-тому-ли-я-дала-то?», что в переводе означает «Раздумья». Гимн страницы

«Никому на жизнь земную невозможно положиться,
И моргнуть мы не успеем, как она уже промчится».

© Шота Руставели, «Витязь в тигровой шкуре»

Вопросы здоровья и долголетия интересовали людей во все времена. Однажды мне прислали ссылку на то, как президент наградил «талантливую, молодую ученую» за то, что она, поэкспериментировав с мушками-дрозофилами, пообещала продление жизни человека до 200 лет. Мол, вот он, передний край науки — надо гены «править»! Как к этому относиться? У меня, например, сразу возникло рациональное предложение — может, для начала, потренироваться на кошках? Продлить какой-нибудь котейке жизнь с ее обычных (в среднем) 15 лет до хотя бы 35 и предъявить ее изумленной публике...

Реальная жизнь демонстрирует, что подавляющее большинство людей на планете еле доживает до 70, предварительно превращаясь в едва передвигающих ноги, полуслепых, полуглухих инвалидов в маразме — это непреложный факт. Причем это касается даже самых благополучных с точки зрения экологии и уровня жизни стран. Так, например, самая высокая средняя продолжительность жизни — в Японии, где она составляет около 80 лет, т.е. все равно ничего сверхъестественного. Безусловно, в разных концах света есть люди, кто доживает и до 80, и до 90, и до 100 и даже до 110 лет, но их доля в популяции чрезвычайно мала, даже суммарная (доли процента). Существует также весьма распространенное мнение, которое гласит, что срок службы человеческого организма в идеальных условиях, якобы, около 120 лет. Но какие бы доводы и соображения в пользу этого ни приводились, у меня лично нет ни малейшего желания как-то оспаривать эту цифру, т.е. сдвигать ее в ту или другую сторону — сейчас об этом просто смешно говорить.

В любом случае, вне зависимости от того, какую роль в продолжительности жизни играют гены, ни один человек на планете не дожил еще до того момента, когда все начало бы упираться в некие «проблемы с генами» — люди мрут как мухи от совершенно «негенных» болезней задолго до того момента, когда в качестве причины смерти можно было бы заподозрить генный аппарат. Интерес к генной инженерии можно было бы понять, если бы болезни были преодолены, большинство людей легко доживало бы до 100 лет (вместо 70), а потом наступала бы некая «смерть из-за генов». Вот тогда можно было бы сказать: да, с генами нужно что-то делать — все дело портят именно они. Но о каком «ремонте ДНК» и прочей нано-чуши можно говорить, когда половина населения заворачивает ласты оттого, что в клочья разносит сердце или мозг?!

Так мы подходим к вопросу, от чего же, в конечном счете, умирает среднестатистический человек, даже если он ничем особым не злоупотребляет и регулярно наблюдается у врачей? Точных данных по России у меня нет, да они и не особо нужны — и так ясно, что ни экологией, ни уровнем жизни здесь и не пахнет. Поэтому возьмем Америку.

СМЕРТНОСТЬ В США ЗА 2012 ГОД
(самые достоверные данные)
#

Всего смертей

> 2.500.000
из них унесли
1 Заболевания сердца 598.000 24%
2 Рак 575.000 23%
3 Хронические заболевания легких 138.000 5,5%
4 Инсульты 129.000 5,2%
5 Болезнь Альцгеймера 83.000 3,3%
6

Диабет

69.000 2,8%
7 Причины смерти, не связанные с долгими и продолжительными болезнями 908.000 36,2%

Если объединить #1 и #4, то получим категорию болезней, известную всем под собирательным названием «сердечнососудистые заболевания» или, сокращенно, ССЗ: 24 + 5,2 = 29,2% смертей. Прибавляя сюда рак, получаем, что

52,2% населения США выкашивают всего 2 болезни.

Другими словами, каждый второй житель Америки умирает от рака или сердечнососудистой патологии, что является показателем так называемой «естественной» смертности (т.е. смертности от заболеваний неинфекционной природы, не связанных с внешними причинами), который, согласно ВОЗ, отражает состояние окружающей среды и образа жизни.

Еще 36,2%, т.е. почти каждый третий умирает, а точнее погибает в результате ДТП, различных катастроф, отравлений, суицидов, насилия, несчастных случаев, т.е. от так называемых внешних причин, что является индикатором повадок/привычек народонаселения и качества социума в целом.

Оставшиеся 11,6% делят между собой больные с ХОБЛ, Альцгеймером и диабетики. Смертностью от инфекционных заболеваний можно пренебречь — никаких эпидемий уже давно нигде нет. Поэтому их периодически пытаются изобрести (свиной грипп, птичий грипп, атипичная пневмония, ВИЧ, Эбола и т.п.).

Взять, например, связку ВИЧ-СПИД — в этом никто ничего не понимает, но все верят, страшно боятся, покорно сдают анализы и, естественно, лечатся (если вдруг что найдут). Базовые понятия:

  • ВИЧ (HIV) = Вирус Иммунодефицита Человека (Human Immunodeficiency Virus). Считается, что ВИЧ приводит к СПИДу и передается от человека к человеку.
  • СПИД (AIDS) = Синдром Приобретенного ИммуноДефицита (Acquired Immune Deficiency Syndrome). Считается, что СПИД — это приговор, т.е. неизлечимая и фатальная инфекционная болезнь, вызываемая ВИЧ.

С одной стороны есть официальная медицина, которая твердо стоит на том, что заболевание это — смертельное, требующее пожизненного лечения дорогостоящими и чрезвычайно токсичными лекарствами (наподобие тех, которыми «лечат» вирусный гепатит, но еще хуже). С другой — так называемые ВИЧ-диссиденты, т.е. люди из научных кругов и организаций, утверждающие, что такого заболевания, как СПИД, вообще не существует, а сам ВИЧ если и существует, то для человека он совершенно безвреден. Разумеется, среди представителей оппозиции единства мнений тоже нет — существует масса вариаций на тему, а был ли мальчик?

На эту тему можно довольно долго и бесплодно ломать копья, но во всей этой долгой истории мое внимание гораздо больше привлекает другое... Первым, у кого диагностировали это «заболевание», был американский теннисист Артур Эш, который прожил с этим диагнозом 15 лет. При этом у него были двое здоровых детей, которые родились после постановки диагноза, и совершенно здоровая жена. Первый очевидный вывод, который я делаю, — не так уж страшен черт, как его малюют. Далее, когда СМИ впервые открыто заголосили СПИДе, то цифры заболеваемости были настолько ужасающими, что, построив элементарную прогрессию (а она получалась геометрической), любой человек мог бы понять, что, скажем, к 2010 году на Земле не должно было остаться ни одного ВИЧ-отрицательного. Однако никакой катастрофы (даже маленькой) не произошло — не то что на всей Земле, но даже в самых захолустных уголках Африки, откуда, якобы, этот самый ВИЧ и пришел, и где больным считался каждый второй.

Дальше — больше. Тесты на ВИЧ проводятся без выделения вируса. Если ты заболеешь, скажем, тем же гриппом, то ты можешь пойти в лабораторию и выделить этот конкретный штамм вируса — тебе его покажут в микроскоп. А ВИЧ — нет! Его наличие диагностируют по косвенным признакам. А дальше начинают лечить — назначается антиретровирусная терапия, которая легко разрушает здоровье даже очень крепкого и здорового человека. А потом говорят, что человек умер от СПИДа.

И неимущим, и богатым мы одинаково нужны, — сказал патологоанатом и вытер скальпель о штаны.

Да, разнообразные иммунные нарушения, конечно же, существуют, и практически любое из них можно назвать СПИДом. Простудился? Это — СПИД. Заболела гриппом? Это — СПИД. Заболел раком? Это — СПИД. Высыпала аллергия после апельсинов? Это — СПИД. Начался весенний поллиноз (аллергия на пыльцу)? Это — СПИД и т.д. до бесконечности. Другими словами, СПИД — это просто плохой, несостоятельный иммунитет, который не позволяет человеку эффективно защищаться от окружающей среды. И в разных группах населения, у разных индивидуумов это состояние проявляется совершенно по-разному. Но некий ВИЧ (даже если он есть) здесь вообще ни причем — ни прямо, ни косвенно. В чем же здесь дело?

После еды второй продукт массового потребления — это врачебные услуги, в которые входят, прежде всего, консультации, диагностические процедуры, приборы, расходные материалы и, конечно же, лекарства. Но какие деньги ты получишь от людей очень низких социальных сословий — из деревенской Африки, например, или от наркоманов? Никакие! Значит, нужно заставить платить за них государство — для этого через парламенты, через благотворительные организации проводятся колоссальные программы, единственной целью которых является изъятие денег из государственного кармана.

А запугивание общества в целом является лишь побочным действием этого механизма, причем действием благотворным — те, у кого деньги есть, ведомые первобытным страхом смерти, охотно и трепетно несут их врачам сами! Да что там ВИЧ-СПИД — представь себе, что какой-то подонок (а по-другому его и назвать нельзя — любой эндокринолог это подтвердит) придумал средство от диабета. Что с ним делать? Да он подлежит немедленному уничтожению до 7-го колена вместе со всеми документами и всей остальной информацией! Почему? Потому что каждая полосочка, которыми 3-4 раза в день неизвестно зачем измеряют уровень сахар в крови, стоит 50 центов, т.е. это 2 доллара в день с рыла. Так в одних только США больных диабетом — 10 миллионов. А сколько миллионов у нас? Да госбюджетные закупки инсулина и прочее — это многомиллиардный бизнес. Кто ж даст его закрыть?

А представь себе другой вариант — около 30 лет назад было доказано, что можно стимулировать выращивание собственных новых зубов. И что? Ты представляешь себе количество стоматологов, протезистов, препаратов, которые выпускаются? По самым скромным подсчетам речь идет о прибыли порядка миллиарда в день — это больше, чем торговля оружием и наркотиками вместе взятые. Какая там нефть?! Нефть — это отстойник для слабоумных, торговля примитивными вещами — добыл за рубль, продал за 20, ну, как-то там переработал в крайнем случае... И уничтожить бизнес, приносящий миллиард в день?

Вот конкретно поэтому очень многие интеллектуальные достижения людей и многие интереснейшие разработки фармсредств (как, например, препараты Ревича) целенаправленно тормозятся или дискредитируются, т.е. объявляются фуфлом, неэффективными, неразрешенными, непроверенными и т.д. А все действительно неэффективное, опасное, отравляющее — наоборот, педалируется, насаждается и рассовывается по всем аптекам.

И хотя, повторюсь, аналогичных точных данных по России у меня нет, вполне достаточно взглянуть на следующие графики.

Смертность по видам заболеваний и регионам мира
(источник: ВОЗ)

Смертность от инфекционных заболеваний приемлемая — Россия занимает 8-е место, разделяя развитые и так называемые «развивающиеся» страны. Отставание от развитых стран — в 2-3 раза.

Смертность же от неинфекционных заболеваний (а это основной компонент общей смертности) показывает, что бывший СССР во главе с Россией являются абсолютными лидерами по умерщвлению людей — в этом деле с Россией не может конкурировать никто, кроме, разве что, самых нищих регионов Африки.

Показатели смертности от внешних причин еще хуже — Россия не просто на первом месте, но капитально и вне конкуренции.

Заболеваемость по основным группам болезней
(источник: Росстат)

 

Детская заболеваемость по основным группам болезней
(источник: Росстат)

Два последние графика можно не комментировать — быстрый рост заболеваний, особенно онкологии и врожденных уродств у детей, очевиден. Оно и понятно — от осины не родятся апельсины.

В целом, реальная ситуация в России такова, что от рака и патологий сердечнососудистой системы здесь умирают около 70%, т.е. 2 человека из 3. А это значит, что всех твоих родственников, друзей и знакомых, включая тебя, ждет тот же самый вероятностный исход:

2 россиянина из 3-х умрут от инфаркта, инсульта или рака (а точнее в ходе лечения от рака — это очень важное примечание!) где-то между 55 и 65 годами. И ни от чего другого.

И можно сколько угодно кричать (как буфетчик Андрей Фокич Соков из романа Булгакова «Мастер и Маргарита») о том, что, мол, как и от чего кто-то умрет, «никому не известно и никого не касается» и нечего тут «каркать». Но, увы, против статистики не попрешь. Поэтому повторяю еще раз:

Двое из каждых трех, кого ты знаешь, умрут либо от рака, либо от ССЗ намного раньше, чем могли бы.

«Намного раньше» — это насколько? А то, может, игра не стоит свеч, если речь идет всего о какой-то паре-тройке лет? Средняя продолжительность жизни в России — около 70 лет, причем последние лет 15 — это не жизнь, а инвалидность и маразм.

Вспомни своих (или еще чьих-то) бабушек или дедушек, пап и мам, которые принимали по 7-12 лекарств одновременно, которые годами таскали с собой повсюду ридикюли, доверху забитые ядовитыми таблетками и пузырьками, как рылись в них трясущимися руками и смотрели на окружающих мутными желтоватыми глазами, как этой жуткой аптекой воняла их комната, их испражнения, они сами, да весь дом. Последние 10-15 лет своей жизни они не жили, а доживали, изводя своими болезнями всех. А близкие родственники, стало быть, смиренно несли свой крест, а в глубине души тайно желали, чтобы этот кошмар закончился поскорее. Разве это нормально?

В общем, по самой скромной оценке, речь идет о потере примерно 35-40 лет жизни. Однако при грамотном подходе эти годы можно сохранить и дожить до 100 лет. До 120 нет, конечно, но до 100 — вполне реально. Остается только понять, что для этого нужно сделать. Так называемый ЗОЖ (Здоровый Образ Жизни) пытаются вести многие, но, к сожалению, результат неутешителен:

Как это ни прискорбно, но никакие (от слова «совсем») «новейшие достижения медицины» в развитых странах, включая пресловутые нанотехнологии и стволовые клетки, ни какие бы то ни было диеты (чье бы имя они ни носили), ни голодание, ни гербалайф, ни витамины, ни антиоксиданты, ни биостимуляторы, ни микроэлементы, ни травяные сборы, ни физкультура, ни различные экзотические системы упражнений, дыхания, равно как и все остальные жалкие потуги из этой же оперы так и не дали людям возможность переживать 70-ти летний рубеж в ясном уме и отличной физической форме.

Так, например, глубокоуважаемая Галина Шаталова — можно сказать, кумир всех русскоговорящих спорт-фитнес-ориентированных оздоровленцев, — еле дотянула до 90 лет, после чего еще 5 медленно умирала. И это не кто-то там, а лучшая из лучших! Стоит также посмотреть, насколько ужасно выглядят все «ведущие специалисты по продлению жизни» — музей восковых фигур. Что выбеленный, измученный Нарзаном (пластической хирургией) старпер Скулачев, клещом присосавшийся к миллиардам мечтающего жить вечно Дерипаски, что ведущий мозговед всея руси, любитель коньячка и сигар, Савельев. Последний старше меня на какие-то 8 лет, а поставь нас рядом — я ему во внуки гожусь!

Другими словами, даже крохотной геронтологической революции так и не произошло: в среднем по планете обыватели по-прежнему дохнут где-то между 60-ю и 70-ю годами, а ЗОЖ-активисты — между 70-ю и 80-ю, кто бы как ни изгалялся. Причем к финишу приходят не в некой приличной форме, а, как правило, в довольно тяжелом слабоумии, сопровождающемся адской дряхлостью. Почему? Что не так? А не так главное — точка приложения усилий, т.е.

Люди пытаются воздействовать на факторы, которые не имеют к продолжительности жизни практически никакого отношения.

Хотя некая имитация, иллюзия заботы о здоровье при этом, конечно же, создается. Вообще, вся обывательская возня вокруг ЗОЖ напоминает попытки подкачать шины, протереть фары, похлопать дверями, залить более качественный бензин или какую-нибудь модную присадку в плохо тянущий, дымящий автомобиль, который проехал 100.000км и не проходил ни одного ТО. Понятно, что продолжение эксплуатации такого автомобиля приводит лишь к ускоренному и окончательному выходу его из строя. И с ЗОЖ-активностью все то же самое — результатов не просто нет, они, скорее, отрицательные. Любопытно отметить, что

ЗОЖ-активисты живут немного дольше обывателей только за счет того, что, в общем и целом, стараются держаться от врачей подальше, благодаря чему практически не отравляют себя аптечной химией. Хотя им самим, конечно же, кажется, что все дело в их «плясках с бубном».

Так мы подходим к вопросу, а на кого же нам тогда ориентироваться, если не на натуропатов-физкультурников?! К кому прислушиваться, чью методику перенимать?

Лично мне представляется логичным прислушиваться к тем, кто а) сам прожил очень долгую и продуктивную жизнь, б) не изгалялся и не завязывался при этом узлом и в) так или иначе занимался здоровьем других.

Мой первый и, возможно, главный учитель Эммануэль Ревич всю жизнь работал с инфекционными заболеваниями и безнадежными онкобольными, прожив при этом 101 год и работая до последнего дня. Согласись, что такого человека не стыдно иметь в кумирах. Дожить до 101 года — разве не достойная цель? Второй мой учитель прожил до 96 лет; третий в свои 99 лет работает до сих пор. В принципе, этим сказано все.

Мои учителя, в частности, объяснили мне, почему врачей нужно бояться — в буквальном смысле обходить за версту, как нормальный человек обходит группу пьяных подростков, — почему нормальных лекарств нет и не предвидится, почему диагноз практически неважен, и почему сотни заболеваний можно лечить, по сути, одним и тем же приемом. Главное — чтобы прием был правильный.

Обращаю особое внимание на то, что речь идет не о растягивании периода немощности и дряхлости, т.е. состояния, когда человек, по сути, уже давно умер, просто похороны все откладываются и откладываются. Речь о том, чтобы до 100 лет гонять на скутере, ходить под парусом, иметь ясный, острый ум, нормально работающие «причиндалы» и т.д. Ну, не хочешь гонять на скутере — не гоняй, займись чем-нибудь еще...

Так что же это за факторы, на которые необходимо воздействовать? Такой фактор, по сути, один и называется он ликвидация, которая составляет основу иммунитета. Одной из разновидностей ликвидации является детоксикация, что в переводе с древнегреческого буквально означает «устранение ядов», т.е. это освобождение организма от самых различных токсинов. Какой бы здоровый, как ему кажется, образ жизни ни вел человек, к 35 годам (а многие намного раньше) он оказывается буквально наводнен токсинами. Это касается даже тех, кто живет на собственном острове в океане. Что уж говорить о тех, кто живет и работает в городах. Что это за токсины?

С одной стороны, это токсины, непрерывно поступающие в организм извне, а именно:

  • бытовая химия всех видов, включая мегапопулярные (особенно у женщин) изделия парфюмерной промышленности
  • техногенные канцерогены (например, содержащиеся в выхлопных газах, сигаретном дыме и т.п.)
  • микотоксины, т.е. вездесущие грибки и плесени
  • пестициды, гербициды и прочие химикаты, активно применяемые при создании растительной пищи
  • растительные масла и всевозможные ускорители роста, которыми напичкан практически любой продукт животного происхождения
  • пищевые добавки, которыми нашпиговано большинство продуктов питания (не все, но значительное их количество обладает весьма сомнительными свойствами)
  • аптечные лекарства, проглоченные или вколотые за время жизни
  • ртуть-содержащие зубные пломбы и т.д.

Кстати, поразительно, насколько здравые вещи можно услышать в совершенно неожиданном месте — фрагмент фильма «Человек Земли».

С другой стороны, это токсины, непрерывно образующиеся внутри самого организма в процессе его жизнедеятельности, причем главным образом в результате (высшей) нервной деятельности. Поэтому логично называть эти токсины нейротоксинами. Нейротоксины — это не какая-то абстракция. Это весьма специфичные по своей структуре и свойствам вещества класса углеводородов, которые особенно активно синтезируются организмом в критических (стрессовых) ситуациях.

«Специфичные» в данном случае следует понимать как «неустранимые» или «трудновыводимые». Простой пример: жир или масло водой не смоешь — нужен какой-то растворитель. Одни жиры можно смыть этиловым спиртом, другие — изопропиловым спиртом, третьи — только гексаном и т.д.

Многие люди не просто ощущают их присутствие, а живут с ними практически постоянно. Это, например, так называемые «мошки перед глазами» (иногда их называют мухами, червяками, точками), которые напоминают капельки масла и особенно хорошо видны на голубом, белом или сером фоне — они движутся вместе с движениями глаз, а их плотность иногда велика настолько, что отдельные точки сливаются в целые «ветки» и «деревья». На медицинском фольклоре это называется деструкцией стекловидного тела. И любой врач подтвердит, что это вообще не лечится. Сюда же относится и такое широко распространенное явление, как шум/звон в ушах или голове, который, как известно, тоже не лечится. Сюда же относятся и седина, которую можно лишь закрасить, но не вылечить, и так называемые старческие пятна на коже, которые, как известно, тоже не лечатся.

Особенно примечательно то, что подобные вещества организм умеет производить, но не умеет удалять. И никакая баня с гантелями, велосипедом, бегом трусцой и фруктово-овощными салатиками в избавлении от этой дряни не помогут — можешь даже не мечтать.

И если поступление внешних токсинов еще можно как-то регулировать — не пользоваться парфюмерией, свести к минимуму бытовую химию, поселиться в экологически чистом месте, следить за питанием, не обращаться к врачам и т.д., то генерация нейротоксинов практически неконтролируема, особенно в условиях современного социума.

Поэтому даже если у тебя нет особо вредных привычек (а они наверняка есть или уж точно были когда-то и не один год), даже если ты живешь не в самом грязном городе, даже если ты суешь в рот не что попало, не льешь на себя литры духов, не втираешь в кожу всякие ароматические углеводороды и т.д. — пожалуйста, не строй иллюзий относительно своего здоровья — твой организм по любому отравлен и продолжает непрерывно (само)отравляться дальше. А повышенной физической активностью ты лишь усиливаешь циркуляцию ядов и проникновение их туда, куда они, веди ты спокойный образ жизни, может, и не добрались бы.

Понимание этого важнейшего момента дает нам ответ на вопрос, почему никакие схемы питания, упражнений или дыхания, никакие БАДы, витамины и пр. не могут противостоять старческой деградации/дегенерации. Другими словами,

Совершенно бесполезно пихать в себя нечто теоретически «полезное» (или подвергать себя некой «полезной» нагрузке), не убрав из тела кучу вредного и ненужного. У тела нет никаких проблем с извлечением всего, что необходимо, даже из самой скромной пищи, т.е. никаких реальных дефицитов (микроэлементов там, витаминов или чего-то в этом роде) у человека практически не бывает. А вот проблем с удалением вредного — вагон.

Попробуй наглотаться БАДов/витаминов, например, при гриппе, при воспалении (чего угодно), а еще лучше при раке — посмотришь, что будет. Повторяю еще раз, ибо это крайне важно: главная проблема, камень преткновения на пути к здоровому долголетию — аккумуляция неустранимых обычными средствами, нейротоксичных углеводородов, даже низкие концентрации которых действуют на организм непрерывно и, в соответствии с известным правилом «Эффект = Доза•Время», вызывают за годы жизни тяжелые структурные повреждения, которые отчасти необратимы по законам энтропии.

Другой разновидностью ликвидации является апоптоз. Роль апоптоза в различных дегенеративных процессах, включая рак, можно понять с помощью следующего показательного опыта, который приводится на стр. 346 книги Ревича, цитирую:

«Чистый иприт наносили на эпилированную кожу крыс. Если наносились 2-3 капли и равномерно распределялись на площади в 1см2, то все животные погибали. Но вот скорость наступления смерти варьировала — если возникающее поражение сопровождалось глубоким изъязвлением, аналогичным ожогу 3-й степени, то животное погибало примерно через 3 недели. Но если поражение носило лишь эритематозный характер, аналогичный ожогу 1-й степени, то животное погибало через 3-4 дня. Как можно объяснить этот парадокс?

Как оказалось, поражение ипритом как таковое играет в наступлении смерти глубоко вторичную роль.

Главную роль играют больные, но все еще живые клетки, которые  характеризуются высоко вредоносной активностью — это именно они производят вещества, ответственные за быструю смерть животного.

В сильно некротизированных тканях поврежденные, но все еще живые клетки, тоже имеются, но численность их мала. В эритематозном же поражении они составляют основную массу пораженной ткани.

Прямая связь между общим отравлением организма и пораженной областью была доказана путем вырезания поражения — если поражение целиком удалялось вовремя, многие животные оставались в живых.

Анализ тел целых животных, убитых ипритовыми ожогами, показал наличие аномально высоких количеств высокоспецифичных масел и резко сниженное количество стероидных спиртов. В некоторых случаях, когда смерть наступала позднее, чем через 3 недели, наблюдалось практически полное исчерпание в организме стероидных спиртов незадолго до нее. Сами же поражения, особенно эритематозного и отечного характера, демонстрировали тотальную насыщенность указанными маслами.

Углубленное изучение подобных поражений показало, что сами поражения были отделены от организма «барьером» из жировых клеток, что являлось результатом резкого увеличения численности клеток подкожного жирового слоя. В дальнейшем мы смогли показать, что подобное разрастание подкожного жирового слоя происходит при всяком контакте кожи с маслами или иными веществами со схожими свойствами. Таким образом выяснилось, что подкожный жировой слой выступает в роли защиты, выстраиваемой организмом в ответ на попытку проникновения подобных веществ в организм.

Что особенно примечательно, так это то, что подобная защита неодинакова у особей мужского и женского полов — способность защищаться подобным образом  у самцов значительно ниже, чем у самок. На результат не влияет ни удаление яичников у самок или кастрация самцов, ни назначение самкам мужских половых гормонов или женских самцам».

Одна из важнейших идей, которую можно почерпнуть из этого опыта, заключается в том, что части тела, измененные тем или иным воздействием (будь то травма, заноза, вирус, грибок или какой-то иной микроогранизм), могут являться генераторами вредоносных веществ, аккумуляция которых приводит к чрезвычайно тягостным симптомам, ощущениям и даже смерти. Поэтому умерщвление клеток в таких областях может приводить к быстрому и впечатляющему избавлению от страданий.

Рассмотрим в качестве примера простую занозу. Почему даже самая стерильная заноза неизбежно приводит к нарыву? Ведь вреда от нее никакого — сидела бы себе тихо под кожей да сидела. Ан нет — начинает нарывать. Причиной тому — так называемая гистонесовместимость. Если бы в человеческом теле имелись средства для расщепления целлюлозы, то никакого гнойного воспаления не возникало бы — с течением времени заноза просто рассасывалась бы, как рассасывается трансплантат, пересаженный от другого человека. И это было бы качественным решением проблемы. Но человек принципиально неспособен расщеплять целлюлозу. Поэтому иммунная система атакует пораженное место теми средствами, которые она способна мобилизовать, причем в избытке, т.е. решает проблему количественным путем. Что, естественно, сопровождается довольно тягостными ощущениями и, нередко (в запущенных случаях) плохими последствиями. Если же заноза своевременно и аккуратно удаляется с помощью, например, иголки, то никакого воспаления не бывает, даже если при этом приходится расковырять большую дырку.


Итак, еще раз: если хочешь жить долго и без болезней, необходимо стимулировать ликвидацию. Другими словами,

Главная проблема — вывести, а не ввести. Разгрузить, а не нагрузить.

Ничего другого не требуется — живи обычно, питайся обычно, дыши обычно, не изнуряй себя на тренажерах, не имей вредных привычек, не занимайся всякой ерундой, никого не слушай и, самое главное, не ходи по врачам, а дорогу в аптеку вообще забудь. Безусловно, если ты сможешь поселиться в экологически чистом районе и будешь класть в рот не все подряд, это пойдет тебе только в плюс. Но это — не главное, а глубоко второстепенное. Это как при езде на автомобиле — его состояние, конечно, важно, но состояние дороги значительно важнее. По отличному шоссе да еще с небольшим уклончиком можно довольно долго протянуть даже на плохенькой машине, тогда как в проселочном глиномесе может завязнуть и внедорожник.

Также помни, что всякие там клизмы, баня, энтеросорбенты, комплексоны и «чистки», о которых пишут в своих методичках по ЗОЖ всевозможные натуропаты и народные «целители», это все детский сад, штаны на лямках. По рецептам из бульварного чтива (типа, «Чистим печень!» или «Чистим суставы!») ты никогда ничего толком не очистишь, ибо в основе ликвидации лежит введение специфичных веществ, способных нейтрализовать специфичные углеводороды, находящиеся внутри клеток и представляющие собой особую разновидность растительных масел. Причем самый главный орган, который необходимо регулярно прочищать особенно тщательно (в буквальном смысле) — это головной мозг. Если хочешь получить представление о том, насколько трудновыводимы вещества, о которых идет речь, испачкай руки в олифе и попробуй отмыть.

Препараты, находящиеся в нашем арсенале, не имеют ничего общего с аптечными лекарствами, каждое из которых назначается от чего-то или для чего-то — от сердца, от давления, от артрита, от головы, для щитовидки, для потенции, для суставов, для сосудов и т.п., что уже само по себе является абсурдом. Назначение лекарства «от болезни» или «для органа» — это узаконенная ахинея и безграмотность (см. также здесь).

В отличие от аптечной отравы, где на каждое показание имеются десятки противопоказаний, побочных эффектов, несочетаемости с чем-то и прочих оговорок вроде синдрома отмены и необходимости постоянно повышать дозу для сохранения эффекта, мелким шрифтом втиснутых на сопроводиловки-простыни, которые упаришься читать, а если все-таки прочтешь, то волосы от ужаса завьются без парикмахера, наши препараты при разумном применении вообще неопасны (за единичными исключениями), не требуют консультаций, подбора доз или замены на «более другие». Эти продукты принимают даже больные дети дошкольного возраста.

Все эти продукты — не от неких болезней (коих несколько тысяч) и не для каких-то отдельно взятых органов, а для капитальной очистки всей тушки от нежизнеспособных, измененных клеток и тканей, за которым обычно следует их обновление и, логичным образом, улучшение множества самых различных функций. Соответственно этому увеличивается и продолжительность жизни — на годы при эпизодическом приеме, а при систематическом — на десятилетия.

Да, и если ты все-таки планируешь совмещать прием этих продуктов с аптечной отравой, то это примерно то же самое, как лечиться от наркозависимости, продолжая при этом колоться, пыхать и нюхать.