Аноним Думай Как выжить Ревич Про рак Черпай Читай Мочись Круги ада Сомнения Почему? Герои Цель Дебилы И мне!
Записки фронтового врача. Гимн страницы

«О сколько нам открытий чудных
Готовят просвещенья дух
И опыт, сын ошибок трудных,
И гений, парадоксов друг».

Вместо введения.

«Прочтите ряд: серозные и синовиальные жидкости, кровь, аутолиз мокроты больных бронхиальной астмой, морская вода, молоко, яичный белок, суспензии клеток плаценты и различных органов животных, экстракты торфа и лиманных грязей. Как вы полагаете, что объединяет эти странные и в большинстве весьма неаппетитные вещества? Одно: в качестве лечебных препаратов их инъецировали ранее, а некоторые из них инъецируют больным и в настоящее время. И с успехом. Поместив мочу в этот ряд, нетрудно понять, что тезис о ее вредности является если не намеренной ложью, то необоснованным предположением».

© Из книги «Легенда о вредности мочи»


Это было очень, очень давно, много десятилетий тому назад...

Со времен Гиппократа врачи ищут вещество, которое было бы способно резко поднимать сопротивляемость организма бактериям, которые, в свою очередь, считаются возбудителями если не всех, то во всяком случае большинства болезней. Непреодолимым препятствием на этом пути всегда было тяжелое противоречие:

Вещества, которые способны эффективно убивать бактерии, сильно повреждают остальной организм (в целом или его части) — так что в конечном счете больной все равно умирает — не от болезни, так от лечения.

Еще в самом начале 19-го века Илья Ильич Мечников выдвинул теорию о том, что способность организма сопротивляться болезням зависит от полиморфно-ядерных лейкоцитов. Работая в военном госпитале, я все время думал об этом, благодаря чему одним из самых первых моих достижений стало лечение раненого с тяжелым поражением шрапнелью, страдавшего от упорного остеомиелита. Я избавил его от этой болезни очень быстро — сделав ему всего несколько внутримышечных инъекций препарата N. Затем я повторил тот же самый опыт на других аналогичных больных — с тем же результатом. После каждой такой инъекции анализы крови демонстрировали существенное увеличение числа тех самых полиморфно-ядерных лейкоцитов, о которых говорил Мечников. Однако, как оказалось, увеличения числа лейкоцитов можно добиться не только препаратом N, но также и препаратами K, M и рядом других.

Затем я стал изучать влияние различных веществ на фагоцитоз. Например, внутривенное введение препарата L дает просто фантастическое усиление фагоцитоза, но общая токсичность высока настолько, что делает его, по сути, бесполезным для клинического применения. Та же картина наблюдалась и с массой других препаратов — очень эффективны (в определенном смысле), но чрезвычайно опасны. В дальнейшем также выяснилось, что практически все известные бытовые приемы — от горчичных пластырей до кантаридина и всевозможных приборов, воздействующих на тело излучением или температурой — все имеют результатом, по сути, лишь одно — увеличение лейкоцитарной и фагоцитарной активности, в той или иной степени. То же самое касается и кровопускания, и переливания крови, и инъекций цельной крови, стерильного молока, лейкоцитарных экстрактов, убитых бактерий и пр.

Однако проблема нетоксичности, т.е. возможности длительного применения препарата безо всякого вреда организму как была, так и остается. И тут я совершенно случайно узнал о враче, который еще 15 лет тому назад лечил весьма специфическое хроническое, упорное заболевание (вероятно грибковой природы) внутривенным введением препарата X с высочайшей эффективностью и полным отсутствием токсичных эффектов. Мне пришла в голову мысль попробовать препарат Х и в своей практике. А поскольку я только слышал о том, что кто-то так делает, но имел нулевой собственный опыт и огромные сомнения, исходя из общих характеристик препарата, я логичным образом испытывал страх — ведь я понятия не имел, насколько безопасно вводить такое в человека, да еще внутривенно.

От себя добавлю: если тебе что-то показывают, этому можно верить только на 50%. Если тебе что-то рассказывают, этому нельзя верить вообще.

Поэтому я провел опыт на своем ничего не подозревающем ассистенте — вколол ему. Как это ни странно, он не только не умер, но не было вообще никакой особой реакции, в отличие от тех, что бывают после уколов препаратов К, М, донорской крови и им подобных. Анализ крови показал выраженный рост числа полиморфно-ядерных лейкоцитов... Затем я сделал несколько подобных инъекций тяжело больным, на которых уже в общем-то поставили крест, и которым было нечего терять — результаты были просто феноменальные.

Когда же я попытался рассказать об этих экспериментах своим коллегам по профессии, часть из них смотрела на меня как на сумасшедшего, другие же говорили, что я попросту вру. Мне говорили, что ввести такое человеку в вену, не убив его, — невозможно. Стоит ли говорить о том, что повторить мои опыты не захотел никто, и мне настоятельно рекомендовали прекратить даже заикаться об этом, пока меня не отдали под трибунал.


Объяснения разнообразных патологических состояний, даваемые медициной, которой я прилежно обучался много лет, меня, признаться, никогда не удовлетворяли. Поэтому в какой-то момент я разработал свою собственную теорию: я считаю, что большинство болезней, острые инфекции, различные формы анемии, нарушения в обмене веществ, а также злокачественные новообразования — по сути, все это имеет в своей основе одну-единственную причину — сильное отклонение от нормы рН лимфы (в ту или другую сторону), что приводит к блокировке лимфатических каналов. А назначение самым разнообразным больным препарата Y, после чего их состояние резко менялось к лучшему, а рН лимфы приходил к норме, подтверждают правильность моих предположений. Не менее любопытно и то, что целые культуры стрептококков и стафилококков погибают после контакта с препаратом Y в течение считанных минут, что позволило мне применять препарат Y не только внутривенно и перорально, но также и наружно, в виде примочек на гноящиеся участки. Более того, я использую препарат Y как изумительный антисептик при гонорее — мазки становятся отрицательными уже на третий день.

Самое поразительное при этом то, что не наблюдается вообще никакого разрушения нормальных, соседствующих с пораженными тканей, каковое часто имеет место после применения самых различных антисептиков вроде солей серебра, марганцовки, йода и пр.


В норме рН лимфы человека слегка превышает 7, т.е. лимфа слабо-слабо щелочная. Если рН сильно понижается, состояние называют ацидозом, а если повышается — алкалозом. К летальному исходу могут приводить оба, но в целом алкалоз опаснее ацидоза, ибо при алкалозе высока вероятность шока.

Повышение рН тело чаще всего пытается регулировать различными продуктами метаболизма — такими, как молочная кислота, угольная кислота, мочевая кислота, всевозможные жирные кислоты и пр. Но все эти вещества плохи тем, что в их присутствии множество солей, которые должны в норме выбрасываться из тела с потом, выдыхаемым воздухом, мочой и калом, не могут находиться в достаточно растворенном состоянии, в результате чего задерживаются и откладываются в теле, что в конечном счете заканчивается отравлением всего организма. Однако приоритетом №1 для тела является именно выправление рН, а все остальное — глубоко вторично.

Понижение рН тело обычно пытается регулировать щелочными солями — такими, как соли кальция, натрия, калия, аммония и пр. Кстати, состояние системного алкалоза создают именно они.

Поэтому часто складывается ситуация, когда удержание относительно нормального рН достигается за счет неустойчивого и крайне неэффективного баланса между упомянутыми выше кислотами и щелочными солями. Простой аналог из механики: с чем проще найти и поддерживать равновесие на узком брусе — с ровным легким шестом или с тяжелой штангой?

Существуют исследования, которые показывают связь между развитием рака и рН плазмы крови. Однако я считаю, что рН лимфы гораздо важнее. И самое интересное заключается в том, что если рН лимфы каким-то образом нормализовать (что почти невозможно сделать обычными кислотами и солями, ибо вводить их необходимо в огромных количествах, несовместимых с жизнью), то опухоли претерпевают видимые изменения, а некоторые так и вовсе рассасываются.


Хорошо известно, что при систематическом применении даже самые сильные лекарства со временем теряют свою эффективность вплоть до полного отсутствия эффекта, и параллельно наблюдается падение лейкоцитарной активности. Однако препарат X каким-то образом не подчиняется этому правилу — после 201-й инъекции (одному и тому же человеку) эффект такой же, как после самой 1-й.


Для того чтобы лечить прогрессирующие дегенеративные заболевания, необходимо четко понимать, что представляют собой интоксикация, ацидоз и алкалоз. Я полагаю, что между ацидозом и интоксикацией можно поставить знак равенства. А фундаментальной причиной ацидоза является внутриклеточный алкалоз.

Чтобы хотя бы приблизиться к пониманию того, что вообще происходит, необходимо осознать, что в клетках мы имеем дело не с жидкостями и не с твердыми веществами, а с коллоидами, наиболее известным представителем которых является раствор желатина в воде, в результате чего образуется гель (желеобразная масса).

В зависимости от химического состава жидкости, омывающей клетки, последние могут как набухать, вбирая в себя воду, так и сморщиваться, выдавливая из ее себя. В опытах с тем же желатином можно показать, что увеличение кислотности или добавление строго определенных солей приводит к дальнейшему набору воды и разбуханию.

При отеках у человека происходит то же самое — химически измененные определенным образом ткани притягивают и связывают воду так, словно испытывают сильную «жажду». Аналогично, когда человек демонстрирует скудное мочеотделение, это происходит в значительной мере потому, что у него просто нет свободной воды, которую могли бы вывести почки. А поскольку это обусловлено повышенной кислотностью тканей, то логично было бы пытаться исправить это состояние назначением больному щелочей. Однако на этом пути возникает большое препятствие — поскольку рН почечной ткани противоположен рН мочи, вытекающей из человека, то вводимые щелочи могут поднять рН почек до величины, при которой наступит их повреждение и они не смогут выполнять свои функции — диурез прекратится и отеки в теле только увеличатся.

Однако назначение некоторых веществ (например, вещества Q) вызывает усиленный отток кислой мочи и опадение отеков.

Вообще, кислотно-щелочной баланс (или рН) в коллоидах тканей является основой всех паталогических явлений или симптомов в организме. Однако во всем этом есть опять-таки очень большая сложность, а именно — как правильно понимать и трактовать наблюдаемое или ощущаемое?!

Что есть ацидоз? Скопление кислот, сопровождающееся понижением рН. Но что это за кислоты? В крови это угольная кислота, в тканях — молочная, в суставах и капиллярах — мочевая, в желудочно-кишечном тракте — молочная, ацетоуксусная, масляная, в печени — свои особые печеночные кислоты и т.д.

Но до тех пор, пока мы не поймем, почему все эти кислоты вдруг начинают накапливаться, и как связаны с внутриклеточным алкалозом, мы не поймем и смысл действий организма, не говоря уже про то, как ему помочь.

Все упомянутые кислоты являются отходами. Например, угольная кислота в выдыхаемом воздухе — это результат окисления молочной кислоты в тканях. Избыток молочной кислоты — показатель неэффективности ее окисления. При таких заболеваниях, как рак, туберкулез, лихорадка с высокой температурой всегда наблюдается неэффективность окисления, особенно при раке. Более того, злокачественные клетки сами производят и выбрасывают из себя молочную кислоту.

Аминокислоты — это всего лишь результат переваривания пищи, однако когда они присутствуют в избытке, наблюдается повреждение печени и поджелудочной железы. Ну, а самая зловредная форма ацидоза возникает в случае, когда блокируется функция двенадцатиперстной кишки или привратника желудка. В этой ситуации в крови резко падает содержание хлора, нарастает концентрация мочевины и увеличивается задержка углекислого газа.

У многих людей — и старых, и молодых — в области привратника желудка наличествует если не язва, так воспаление большей или меньшей интенсивности, сильно нарушающее весь процесс пищеварения. Причиной этого воспаления является ахлоргидрия, которой страдают даже условно здоровые люди, и которая сопровождает практически все формы гастритов. Ахлоргидрия присутствует также при диабете, тиреотоксикозе, некоторых формах гипохромной анемии.

Особенно сильная ахлоргидрия наблюдается при депрессивных неврозах, что обычно сопровождается ощущением сильной психической усталости, постоянным беспокойством и внутренней напряженностью, особенно у лиц с врожденной нестабильностью психики. Другими симптомами ахлоргидрии являются отсутствие аппетита, чувство распирания после еды, дисфагия (газовая отрыжка, часто обычным воздухом).

Более того, ахлоргидрия напрямую влияет на секретин — гормон, который стимулирует поджелудочную железу вырабатывать инсулин, а также влияет на активность желчного пузыря и формирование желчи.

Если внимательно перечитать вышесказанное, то нетрудно понять, насколько длинную череду взаимосвязанных событий вызывает ахлоргидрия.

  1. Первое, что нарушает ахлоргидрия, — процесс переваривания пищи — вместо этого начинается брожение.
    • Неполноценное переваривание пищи означает плохое усвоение питательных веществ, особенно различных микроэлементов, которые столь необходимы для работы множества ферментов (биологических катализаторов).
  2. Резко увеличивается вероятность возникновения язвы или рака (обычно привратника желудка).
  3. Снижается функция печени и поджелудочной железы, перестает вырабатываться секретин — соответственно, в крови повышается содержание сахара и углекислого газа, в тканях накапливается молочная кислота.
    • В результате повышается давление, резко увеличивается вероятность мозговых нарушений, возникает слабость и быстрая утомляемость.
  4. Еще далее нарушается работа почек и практически всех желез внутренней секреции. В теле образуется избыток натрия — ткани становятся водянистыми, склонными к отеканию и разбуханию, мышцы — дряблыми и слабыми, человек выглядит одутловатым.
  5. Ахлоргидрия также способствует возникновению фурункулов, гнойников, нарывов, скоплению гноя. Кожа приобретает нездоровый восковой оттенок — одного взгляда достаточно чтобы понять, что человек болен.

А причина у всего этого (кстати далеко неполного) списка — одна-единственная!


Продолжение возможно последует, но... очень неспешно.